1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
Вторник, 17 Июля 2018

написать письмо

Новости гимназии

В ответе за каждое слово…

Если эта статья показалась вам полезной, пожалуйста, проголосуйте за нее. Это поможет другим быстрее найти эту статью из множества других менее полезных.
( 1 Голос ) 

Статья члена Союза журналистов России, члена Союза писателей России, главного редактора Православной газеты «Благовест» Антона Жоголева о посещении Поволжского православного института, свежем взгляде на вуз, продуктивном общении с коллегами-журналистами и серьезном разговоре, который состоялся на круглом столе "Социальная ответственность журналиста в условиях медиатизации общества".

В Поволжском Православном институте имени Святителя Алексия в Тольятти прошел круглый стол «Социальная ответственность журналиста».

Православный институт

В последний свой календарный день, 28 февраля, зима расщедрилась, - и меня пригласили на круглый стол «Социальная ответственность журналиста». Место проведения - Поволжский Православный институт имени Святителя Алексия, Митрополита Московского, в Тольятти. Хотелось мне побывать в стенах этого нового института. Слышал об этом вузе немало, но, как говорится, лучше один раз увидеть. А журналистика сегодня это ведь такая тема, которая волнует всех. Не зря же иногда в шутку называют сегодня нашего брата уже не «хомо сапиенс» (человек разумный), как раньше, а… «хомо информатикус» (человек информированный). Еду!

Редакционная машина подруливает к церковно-образовательному комплексу внушительных размеров на улице Юбилейной 4«А» в Автозаводском районе Тольятти. Сразу становится понятно, что тольяттинскому священнику Димитрию Лескину удалось создать здесь нечто впечатляющее. На входе встречает внимательный вахтер и протягивает бахилы. А рядом снуют, как и в каждом вузе, те самые молодые люди, ради которых, собственно, и создан институт. Такие же они, как и в любом другом вузе, симпатичные, шумные, приветливые. Такие же, да вот не совсем такие! Счастливые они, что учатся в Православных стенах… И благодатный свет отражается на их юных лицах. Вскоре меня подхватывают встречающие и проводят в зал, где уже собралось немало моих коллег-журналистов. Киваю давним знакомым, но есть тут и представители «племени молодого, незнакомого». Директор колледжа гуманитарных и социально-педагогических дисциплин Ирина Александровна Клименко проводит для нас экскурсию по Православному институту. И первым делом, конечно же, ведет нас в храм.

Домовой храм в честь Трех Святителей поражает своим несколько холодноватым византийским великолепием. Храм этот пока что освящен «малым освящением», отсюда и некоторый музейный холодок, но все равно поражает он своим строгим академическим величием. Здесь к нашей пестрой журналистской компании присоединяется настоятель Заволжского мужского монастыря в честь Честного и Животворящего Креста Господня Архимандрит Георгий (Шестун), - недавно он вступил в Союз журналистов России («В нашем полку прибыло», - поздравляю теперь вот коллегу-журналиста с вступлением в профессиональный союз), и его участие в форуме для многих ожидаемо. А тем временем священник Александр Орлов проводит для нас краткую экскурсию по храму. Успеваем помолиться на иконы и идем дальше… Да, здесь есть на что посмотреть! У иконы Святителя Алексия делаем остановку. Он здесь - полноправный Хозяин, и оттого Институт встречает каждого с особенной теплотой. Наш самарский Небесный Покровитель взял под свою защиту этот тольяттинский вуз. Ирина Клименко тем временем рассказала такой эпизод. В системе непрерывного образования, заботливо выстроенной протоиереем Димитрием Лескиным, действуют Православный детский сад, Православная гимназия, колледж и вот, уже целый Православный институт. В этой педагогической цепочке только колледж - полностью государственная структура (остальные образовательные учреждения - автономные некоммерческие организации). И вот туда-то, к ней в колледж, недавно приходили с проверкой. Увидели по стенам иконы, спросили: а почему здесь так? Ведь в государственном вузе могут учиться и люди других религий. «Но Святитель Алексий не дал нас в обиду!» - вспоминает с улыбкой Ирина Александровна. - Надоумил меня, как правильно отвечать. Я объяснила проверяющим, что это висят копии икон самого Андрея Рублева, а ведь они сокровищница мировой культуры. И мы никому тут силком не навязываем свое Православное мировоззрение. В общем, контролирующие нас представители власти вполне удовлетворились моим ответом. И колледж наш успешно развивается».

За этими разговорами идем по шикарным лестницам к, пожалуй, самому неожиданному месту учебного заведения. Эту большую, застекленную сверху площадку между двумя высокими стенами называют здесь почтительно - «атриум». Зимой тут все же прохладно, но в любое другое время года проводят всевозможные мероприятия. Зал вместительный - до 400 посадочных мест. Хотели оставить атриум и вовсе под открытым небом, но бывший самарский Губернатор Николай Иванович Меркушкин посоветовал все-таки застеклить. Тут и делаем остановку. Надо «переварить» впечатления. Но отдохнуть не получается: нас засыпают всё новой информацией…

Институт построен по проекту архитекторов Марка Васильевича Демидовцева и Вячеслава Николаевича Ижикова. Про Демидовцева я услышал впервые в 1984 году, когда на ВАЗ распределился мой старший брат, архитектор Алексей Жоголев. Проработал там недолго, но успел рассказать мне, как главный дизайнер автогиганта в сомнениях, в творческом отчаянии на вазовском дворе рубил топором не устроившую его пластилиновую модель очередной «лады»… Демидовцев (он умер в 2011 году) за свои четверть века на ВАЗе не только «слепил» все модели «жигулей», не добравшись лишь до «калины», но и как архитектор проектировал в Тольятти здание Православной классической гимназии, Преображенского собора, часовню Архангела Михаила у здания АвтоВАЗа…

Первый камень в основание института был заложен в апреле 2008 года. Сегодня уже в вузе учится 350 студентов, а во всю «лескинскую» вертикаль непрерывного образования включены 1200 учащихся. В 2014 году вуз принял первых студентов-заочников, а уже на следующий год был набран первый курс очного обучения. Весной 2017 года Поволжский Православный институт получил государственную аккредитацию. Сегодня здесь получают образование по специальностям филология, начальное образование, декоративно-прикладное искусство, история, экономика, информатика и информационные технологии. На заочном отделении есть еще специальности теология и организация общественного питания.

«Многим казалась утопией идея создания такого вуза, - вспомнил приехавший на круглый стол заместитель руководителя Администрации Губернатора Самарской области Виктор Александрович Кузнецов. - Но вот мы видим, как эта утопия блистательно осуществилась. Помощь строящемуся вузу оказывалась со стороны государства и в самые тяжелые кризисные времена».

- Да ведь и сама идея построить здесь с нуля, считай, в чистом поле автогигант не только по советским, но и по европейским масштабам - тоже многим казалась тогда утопией. А ведь сделали же, построили! - сказал в ответном слове протоиерей Димитрий Лескин.

…Не помню уже, сколько было в древности чудес света, шесть, семь или, может, пять. Помню только из школьной программы про Висячие сады Семирамиды. Но теперь подозреваю, что восьмым (или каким там по счету?) таким вот чудом можно, наверное, считать тольяттинский Православный институт. Он уже сейчас такой оценки заслуживает. А ведь строительство еще не завершилось. В самом здании оборудуется концертный зал с единственным в городе органом. Будет построено и общежитие для студентов. В планах - установка памятника Святителю Алексию у здания вуза.

Отец Димитрий

Не будь в Тольятти протоиерея Димитрия Лескина, не было бы, как ни крути, и этого Института, и много чего другого не было бы. Сам отец Димитрий только улыбается в ответ на ставшие ему уже привычными «дифирамбы». Его на похвале не подцепишь. Только улыбнется, скажет что-нибудь ласковое и отойдет в сторонку. Настоящим труженикам не до бахвальства. У них все это выслушивать просто времени нет. Но все же я не был бы журналистом, если бы кое-что у него не выспросил в этот свой приезд. И вот уже нахожу удобный момент и спрашиваю самое для меня интересное:

- Отец Димитрий, это ведь уже как какой-то благочестивый миф передается… что все вот это (делаю рукой характерное вращательное движение) вы еще в юности задумали, спроектировали и вот теперь вот осуществили… Правда это?

- Как ни странно, правда, - радушный хозяин этих стен отвечает не только мне, но и всем, кто оказался рядом во время нашего разговора. - Я вообще-то родом не из Ставрополя-на-Волге (так вот по-старинному называет он свой город). Родился в Касимове, что на Рязанщине (выходит, что нашему Митрополиту Сергию земляк!). Но родители - а они врачи - вскоре уже переехали сюда, в Тольятти. И вот здесь я вырос, здесь живу. Еще в школе появилась у меня идея о непрерывном образовательном цикле. Когда учился в МГУ, идея эта выкристаллизовалась в душе почти что до деталей. Ну вот разве что о колледже тогда не мечтал, это уже спонтанно сложилось. А так… все это было задумано еще тогда. Вернулся домой с дипломом МГУ и принялся осуществлять намеченную программу… Я ведь даже когда своей будущей супруге предложение делал, первым делом не замуж ее позвал, а спросил: «Ты в моей гимназии станешь преподавать?» Теперь матушка Юлия исполнительный директор Православной гимназии, очень мне помогает. Ну и пример родителей у меня был перед глазами… Отец, по сути, стоял у истоков тольяттинской хирургии, а мама стала первым гастроэнтерологом в нашем городе. Было с кого пример брать.

- Его отец - почетный гражданин города Тольятти! - вступает в разговор кто-то из местных. А я про себя думаю: награда эта и отца Димитрия «во благовремении» не минует, вот увидите…

- Здесь у нас в Тольятти есть такая вот жилка авантюрности, - вспоминает отец Димитрий. - Город собрал людей энергичных. Да, со всей страны съехался сюда на строительство ВАЗа активный народ. У нас ведь в городе всего-то два-три поколения сложились… И все мы тут, в общем, друг друга знаем. Когда начал становиться на ноги, попросил для себя две группы детского сада. На меня посмотрели внимательно, вспомнили о родителях, что они труженики, оказали доверие. Потом и на ВАЗе мои задумки одобрили. Так вот все началось. Хорошие учителя были!

Отцу Димитрию только 41 год, даже и борода от забот не успела посеребриться. А сколько уже сделано! Доктор философских наук, кандидат богословия, член Общественной палаты Российской Федерации. Теперь вот и ректор Поволжского Православного института! Про него можно сказать, как раньше говорили, «не голова, а Дом Советов». Присутствовавшая при нашем разговоре директор ВГТРК «Самара» Елена Леонидовна Крылова поделилась своими наблюдениями:

- Бывает, позвоню отцу Димитрию, обращусь с каким-то сложным вопросом, спрошу его мнение. А он по любой теме говорит так, как будто специально к ней готовился. Просто удивительно! К его советам прислушиваюсь…

Все же как бывает порой красив и неожиданен Промысл Божий о ком-то из нас! Худенький юноша в свитерке навыпуск (я таким его помню, еще застал в самом начале) решает создать невозможное - целую непрерывную образовательную систему, и где? В провинциальном городе… И ведь создает! Надо уметь дерзать. Учиться этому великому искусству уповать на Бога - и идти вперед. И тогда все, может быть, получится. Как? Не знаю как, если честно. Лучше спросить об этом у самого отца Димитрия.

Власы Божией Матери

Я, конечно, слышал уже, что в институтском музейном комплексе как раз в эти самые дни проходит выставка «Христианские реликвии: путь с Запада на Восток». Там представлены реликварии с частицами мощей святых мучеников, апостолов, почитаемых как в католической, так и в православной традициях. Слышал-то слышал, а вот особого значения почему-то не придал. И даже не думал, что окажусь рядом с такими великими Христианскими святынями. Но когда вошел в небольшой зал, уставленный древними реликвиями, захотелось протереть глаза: неужто и правда всё тут подлинное? Перед моим взором предстали католические реликварии с частицами мощей Апостола Фомы, Апостола Павла, святого мученика Виктора, медальон «Четыре Евангелиста»… Это просто я о тех говорю, на ком успел зацепиться взором, а всего в этом собрании 64 экспоната. Среди которых (хоть стой, хоть падай ниц - и застывай в поклоне!) медальон Апостола Фомы, крест Апостола Иакова, панагия святой мученицы Веры и, конечно же, главная святыня…

Но об этом чуть позже.

Все эти реликвии из личного собрания московского искусствоведа, директора «Научно-исследовательской независимой экспертизы им. П.М. Третьякова» Александра Леонидовича Чвалы. Вот ведь в который раз убеждаешься в том, что нет пророка в своем отечестве! Я уже много лет знаю москвича Чвалу. Ведь он, как и я, духовно окормлялся у блаженной схимонахини Марии (Матукасовой), а потом и многое сделал, чтобы ее имя узнали как можно больше людей в нашей Церкви. Человек он яркий и очень талантливый. Не зря же раньше его чаще звали по броскому псевдониму - Алмазов. Но сейчас с годами он становится, наверное, смиреннее и проще, и потому псевдоним тот как-то стал отходить в сторону. Когда впервые услышал, что он привозит к нам свою коллекцию, особого значения не придал. К тому же ведь все эти святыни прибыли в Россию с католического Запада, а там… кто их там знает, что у них там…

И тем не менее! У меня нет никаких оснований считать вот эти великие христианские реликвии чем-то сомнительным. Личное впечатление сильное, благодатное. К тому же дали добро на проведение этой выставки люди гораздо более меня авторитетные. Выставка реликвий из собрания Чвалы сначала прошла в Храме Христа Спасителя в Москве. Потом по благословению Митрополита Самарского и Тольяттинского Сергия выставлялись эти реликвии в нашем Самарском церковно-историческом музее. Теперь вот выставка проходит в тольяттинском Православном институте. Александр Чвала глубоко верующий христианин, и его знаниям эксперта в области церковной археологии и живописи можно доверять. Для тех, кто во всем сомневается, конечно же, всегда найдется повод для сомнений. Ну а тем, кому, как вот мне, как и нашему водителю и фотографу Евгению Ситникову, дороги наши общие с Западом Христианские святыни - советую посетить эту выставку. Она продлится до 10 апреля.Где еще вы сможете постоять рядом с большими частицами мощей, косточками святого Виктора! (люди с этим именем - собирайтесь в дорогу!). А как важно посмотреть нагвоздь первых веков Христианства (нет-нет, не тот самый, конечно же, но точная копияи современник того, каким пронзили руки и ноги Христа Спасителя…). В общем, мы с фотографом Евгением только изумлялись увиденному, а у него, как я приметил, даже фотоаппарат при этом «плясал» в руках. И… удивлялись еще тому, почему же очередь из поклонников не вьется кругами у здания Института… В книге отзывов я нашел всего несколько восторженных записей… В день приходит всего с два-три десятка посетителей… Странно!

Да, католическое искусство имеет для нас разве что эстетическую ценность. Но в этой довольно далекой от нас «латинской» обертке предстали святыни такой сакральной значимости, что невольно захватывает дух!

Экскурсовод по выставке говорила нам о том, что в XVII веке и позже все эти искусно сделанные из папье-руле (крученой бумаги) реликварии считались «духовным ширпотребом», а их изготовление было даже поставлено на поток. И совсем не казались эти реликварии чем-то уникальным. Создавались они во Франции по указу кардинала Мазарини (помните «Двадцать лет спустя» А. Дюма?), так вот он хотел укрепить заметно пошатнувшуюся в парижанах веру… Но для нас ценны ведь сами реликвии, а не их обертка…

В конце экскурсии, когда уже журналисты двинулись в конференц-зал, я словно бы очнулся, вспомнил нечто важное, и спросил у экскурсовода о том, какая реликвия здесь считается самой ценной.

Меня отвели к стенду со множеством святынь, из которых самым маленьким был медальон с едва различимым содержимым и с надписью на листке бумаги: «Власы Божией Матери». Так просто… И там, в медальоне, вглядевшись, заметил я два-три довольно светлых (или мне только так показалось?) волоска Той, Которую называют Честнейшей Херувимов и Славнейшей Серафимов. Так просто! Застыл в поклоне. Потом приложился к стеклу. Всё. Надо идти на круглый стол!

Видно, мой Ангел заставил меня задать вот этот вопрос. А то бы так и ушел не солоно хлебавши, с горючей виной перед Божией Матерью. Быть рядом с Ее власами, и им не поклониться… Сейчас я вот думаю, а не для того ли и прошел как раз в эти дни наш круглый стол, чтобы мы с Евгением, да и все приехавшие журналисты смогли хотя бы рядом постоять с величайшей реликвией…

28 февраля в Поволжском Православном институте имени Святителя Алексия в Тольятти прошел круглый стол «Социальная ответственность журналиста». Вела собрание председатель Самарского областного отделения Союза журналистов России Ирина Владимировна Цветкова. Первому она предоставила слово заместителю руководителя администрации Губернатора Самарской области Виктору Александровичу Кузнецову. Его выступление задало тон всей дальнейшей дискуссии.

Сегодня каждый день на нас обрушивается масса всевозможных вбросов, фейков, и они в значительной мере формируют картину мира у миллионов людей, - констатировал выступающий. - Как человеку, находящемуся во власти, мне приходится сталкиваться с этим постоянно. Как с этим существовать? Эту проблему нужно обсуждать и, возможно, вырабатывать какие-то защитные механизмы, которые создадут определенную иммунную систему, чтобы вирусы недоверия не разлагали общество. Только это должны быть не законодательные, а скорее нравственные механизмы. Когда, например, журналистское сообщество объявляет «нерукопожатными» тех, кто эти фейки запускает…

Раньше СМИ, особенно телевидение, скрепляли общество, создавали некие смыслы, вокруг которых складывались социальные связи, появлялись общие социальные оценки. Сегодня люди моложе 35 лет обо всех событиях в мире узнают из разного рода новостных лент в интернете, которые формируются иногда на коленке, иногда по определенному заказу. Например, у информационного портала «Медуза» сегодня в повестке дня такая вот новость номер один: «Алекс Лесли и Настя Рыбка запросили политического убежища в США…». Вряд ли уж так важно нашему народу в первую очередь узнать о проблемах Насти Рыбки… Есть фейки, которые просто не соответствуют действительности. Но здесь мы сталкиваемся с другим фейком, когда то, что является действительно значимым для общества и должно находиться в топе новостей, у нас, наоборот, замалчивается, а навязывается обществу то, о чем вообще не стоит и говорить.

Что же такое журналистика? Это как искусство приготовления хорошей качественной пищи из натуральных продуктов. А у нас уже сложилась иная культура информационного потребления, которую можно уподобить нездоровому питанию информационными чипсами. Настоящая журналистика - это не только факты, цифры, справочники, в ней еще и смыслы значимые есть. Вокруг этих смыслов можно спорить, их стоит обсуждать. Ведь и общество склеивается из того, о чем мы рассуждаем, что обсуждаем.

Настоятель Заволжского мужского монастыря в честь Честного и Животворящего Креста Господня Архимандрит Георгий (Шестун) в продолжение темы отметил:

- Чтобы просто информировать население в средствах массовой информации (СМИ), журналистика, в общем, и не нужна. Для чего же тогда нужна журналистика? Приведу пример. Был такой журналист, Иван Лукьянович Солоневич. Он был великий журналист, идеолог «народной монархии», и он остался в истории, его никем не заменишь. А у нас в Самаре был журналист Евгений Николаевич Жоголев, это крупная личность в журналистике. Такие журналисты не только информируют читателей, они несут людямсмыслы. Слово «информация» применительно к журналистике лучше заменить на какое-то другое. Есть три ключевых понятия: истина, знания, информация. Из них и складывается журналистика. Только нужно помнить о том, как Пилат вопрошал Христа, «что есть истина», не понимая, что Истина стоит перед ним. Истина не «что», а «Кто». И Истина всех объединяет… Да, сейчас благодаря интернету очень много людей занимаются информированием. Всевозможные блогеры, завсегдатаи социальных сетей как бы размывают профессию журналиста. Но надо поднять выше планку журналистики, и тогда большинство этих блогеров до нее просто не дотянутся. Поднять планку с информирования до просвещения. Я бы лучше назвал так: «средства массового просвещения и информирования».

Собравшиеся за круглым столом стали свидетелями в чем-то знакового уважительного диалога между людьми, находящимися, можно сказать, в весьма удаленных друг от друга сегментах общества. Студент-филолог Православного института Никита Беляев выразил свое, несколько однобокое, отношение к процессам в информационном пространстве. Молодой человек в лицо профессиональному журналистскому сообществу заявил, что современной молодежи больше не интересны традиционные, даже и электронные СМИ. И телевидение теряет молодежную аудиторию, потому что многие каналы транслируют рекламу и сцены насилия. Молодежь не хочет смотреть безконечные шоу типа «Дома-2», ведь теперь у молодых людей есть иные источники информации. В качестве такового было названо новостное интернет-агентство «Медуза». Оппонировать решительному в оценках студенту вызвалась директор ВГТРК «Самара» Елена Леонидовна Крылова. Она без труда опровергла во многом предвзятые оценочные суждения Никиты и рассказала собравшимся, что сегодня государственное телевидение несет людям просвещение, а сотрудники телекомпании - люди творческие и ответственные.

С ее мнением сегодня можно и согласиться. Ведь хлесткий лозунг прошлых лет «Не забудьте выключить телевизор» сегодня вдруг приобрел совсем иное звучание. Два десятилетия назад многие из нас ратовали за то, чтобы хоть как-то ограничить или и вовсе свести на нет влияние телевизора. В скольких церковных семьях тогда происходили распри из-за пресловутого «ящика»! А сейчас за круглым столом весьма авторитетные люди уже с тревогой говорили о том, что у их детей вовсе нет телевизора. Этому бы порадоваться, так ведь нет! Потому что все их свободное время поглощает компьютер. Многие специалисты сегодня в «зависимости» от телевизора усматривают меньшее зло в сравнении с угрозами, привнесенными социальными сетями. Во всяком случае, директор «Лада Медиа» (г. Тольятти) Ирина Викторовна Денисова в своем выступлении отметила:

- Уровень телепросмотров в Тольятти очень высокий. Мы прилагаем все усилия, чтобы выпускать на нашем канале программы духовного содержания и просветительского направления. Но мы в Тольятти недавно проводили исследование, и оказалось, что наш основной зритель - это люди старше 30 лет. Молодежь вся в интернете! Виртуальный мир бросает нам вызов, он притягивает к себе молодежную аудиторию. И мы должны что-то предложить молодежи, что-то противопоставить виртуалке. Нужно как-то помочь молодежи, постараться вывести ее из виртуального мира. А сейчас молодежь практически там живет…

- Подождите, - вмешался в спор Архимандрит Георгий (Шестун). - Придет время, и те обитатели социальных сетей, кто сегодня «виснет» за компьютером, повзрослеют и сами пополнят ряды телезрителей. У них уже не будет времени часами просиживать в интернете. После работы, после всех бытовых забот всего-то и хватит сил, чтобы вечером нажать на пульт телевизора и чуточку перевести дух за любимым сериалом или на нужной телепрограмме…

Не знаю, понравились ли Никите Беляеву доводы его более зрелых оппонентов. Но аргументов он, скорее всего, не нашел, и потому уже предпочел молча следить за происходящим в зале.

- Когда возникает соблазн запретить то, что нам не нравится, я вспоминаю историю, которую мне рассказал известный писатель Владимир Крупин. Как-то он гулял с другим известным писателем, Владимиром Солоухиным. Они мирно беседовали, и вдруг Солоухин говорит: «Ну всё, время! Сейчас по телевизору будет передача, надо ее идти смотреть». - «Как?! - изумился Крупин. - И вы будете смотреть эту чушь?» - «Здесь вы не правы, - возразил Солоухин. - Иногда противление бывает очень полезно».

Не всё надо запрещать, иногда полезнее отталкиваться от того, что нам не нравится, чтобы определить для себя, что такое хорошо и что такое плохо.

В последнее время существует такой перекос: в свободе начали искать свободу самовыражения. Получилась распущенность. Ведь что такое самовыражение? Ты должен крикнуть громче других. Этих громогласных крикунов не так уж и много, но они громче кричат, слышнее. Неважно, кто ты: журналист, кочегар, плотник, но когда ты делаешь свое дело ответственно, то всегда свое «я» ставишь после своего дела, а не впереди, и не выпячивая свое «я». Такой журналист не стремится красиво посмеяться над другими, поиграть словами… Если человек знает, что над ним есть Высшая сила, мне кажется, у него будет больше ответственности за те слова, которые он произнесет.

А ведь наша советская журналистика и правда была одной из самых лучших! Тогда журналист не выпячивал свое «я», говорил об окружающем мире, о том, что всех волнует. Не любовался собой. Когда мы научимся смотреть на жизнь не только исходя из своих личных интересов, а исходя из высших интересов, тогда и журналистика обретет новое дыхание… Но для этого нужно воспитать целое новое поколение. Чем и занимается отец Димитрий Лескин в Поволжском Православном институте…

…После этих слов все невольно посмотрели на Никиту Беляева. Он самоуверенно улыбнулся.

Редактор Православной газеты «Благовест», член Союза журналистов России Антон Евгеньевич Жоголев обратил аудиторию к проблемам печатных СМИ:

- Раз уж вспомнили о моем отце, Евгении Николаевиче Жоголеве... Он был известный журналист, работал в «Волжской коммуне», был и редактором. В лучшие свои годы был завотделом культуры главной областной газеты. И вот когда он умер, пять лет назад, на его похоронах кто-то вслух произнес: «С ним умерла журналистика». Это по-простому если. Все-таки, наверное, это не так, не умерла она. Но деформация профессии произошла сильная.

Я больше четверти века редактор Православной газеты «Благовест». За это время уже несколько эпох сменились. И вот наша газета пытается газетную культуру сохранять. Сейчас уходит в прошлое целый пласт нашей культуры, связанный с газетной журналистикой. Я представитель газетной династии, сам газетчик. И мне будет очень больно, если вдруг газетная страница окажется перевернутой раз и навсегда. К этому идет… И это может наступить на наших глазах. И что-то важное с этим уйдет безвозвратно. Отец мне говорил, что газета, помимо всего прочего, еще и признак цивилизации - то, что отличает общество от «дикого поля».

Наша задача как церковных журналистов - донести до людей горение человеческих сердец, живущих со Христом. Мы и информируем, конечно же, но самое главное для нас - это, можно сказать, некий «вирус духовности» привить читателям. И поскольку нам это в какой-то степени удается, газета продолжает жить, вопреки всякой логике…

Я учился еще в советское время на факультете журналистики Питерского госуниверситета. Нас учили на лучших образцах журналистики той эпохи. А вот недавно мне довелось услышать одну довольно характерную шутку про новые уже времена. На факультет журналистики приняли студентов-первокурсников. Они радостные все, счастливые, высыпали гурьбой на факультетский двор. К ним выходит декан, спрашивает первого, кто ближе стоял, как его зовут. «Иванов», - не задумываясь, отвечает студент. Декан порылся в бумагах, да, действительно, такой зачислен. «Только вы у нас, Иванов, учиться не сможете… Возвращаю вам документы. Профнепригодны!» - «Почему?» - удивляется первокурсник. - «Потому что правильно назвали свою фамилию. А надо было на всякий случай соврать. А еще лучше, если бы вы назвались кем-то другим, да вот хоть Сидоровым, которого тоже на первый курс зачислили». Такой вот черный юмор. Конечно, это сильное преувеличение. Но сегодня не только блогеры, а и некоторые из считающих себя журналистами, как говорится, врут и не краснеют.

Сегодня в журналистике личностей все меньше. Они еще где-то есть, но их голос уже почти не слышен в общем информационном гвалте. А те, кто приходит на смену, натасканы уже на что-то другое, на фейки, на пиар, но не на журналистику. Если мы хотим, чтобы журналистика была, надо растить людей личностями, с ответственностью перед Богом и перед профессией. Получится - значит, будет журналистика. Где именно тогда начнет Дух говорить, где будет ощущаться Его дыхание - в телевизионной журналистике, в интернете или, может, газетная журналистика воспрянет, - я не знаю. Но то, что людям хочется узнавать о других людях, это очевидно. И еще читателям хочется, чтобы им о других людях рассказывали не кто попало, а люди культурные, вежливые, не безсовестные.

Когда мы видим, что светская журналистика сдает какие-то рубежи, нам, церковным газетчикам, ничего не остается, как на эти покинутые места заступать, чтобы планка журналистики не опускалась.

У церковного журналиста, помимо общей для всех ответственности перед законом, есть и ответственность перед священноначалием. Никто с нас этой ответственности не снимал, и это нас немножко мобилизует, что тоже немаловажно. А главная наша ответственность - перед Богом, это такая ответственность, которая каждого из нас делает мудрее, сильнее, талантливее. Потому что мы знаем, для чего работаем, и знаем, чего хотим. Для нас газета - средство спасения. И наши читатели относятся к газете «Благовест» немного по-другому. Потому что наша газета связывает людей с Церковью, с Вечностью, с Богом.

Подвел итог искреннего разговора о наболевших проблемах в информационной среде гостеприимный хозяин круглого стола ректор Поволжского Православного института, доктор философских наук протоиерей Димитрий Лескин:

- У журналистского сообщества сегодня сильно такое вот настроение: «мы никому ничего не должны». Речь не идет, конечно, о достоверности информации, но никакая социальная ответственность ими в принципе не признается. Это не только российская проблема, а международная. Журналистика становится игрой. Вся модель, в которой развивается общество, становится игрой, потому что мы живем в эпоху постмодернизма. В классической цивилизационной модели слово очень значимо. Вспомним возвышенные строки, которыми начинается Евангелие от Иоанна: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». А в книге Притчей Соломона сказано: «Золотые яблоки в серебряных прозрачных сосудах - слово, сказанное прилично». В любом здоровом обществе слово значит очень много. И в России благоговение перед словом сохранилось. Вообще, как некоторые считают, у нас потому и революция произошла, что мы очень серьезно к словам относились. На Западе уже тогда, сто лет назад, научились разделять слово и дело, там поговорили и разошлись... У нас не так. Слово становилось мощнейшим двигателем, за слово шли и умирали. Так случилось и в конце советской эпохи, когда слова некоторых политических деятелей привели к распаду СССР. Это стало ахиллесовой пятой и нашего современного общества: мы продолжаем доверять слову, болезненно реагируем на слова. Для нас неприемлемо относиться к слову как к какой-то игре. И из-за этого у нас даже видишь сломанные судьбы. Слово все еще значимо для многих, ведь словами выражается внутреннее мироощущение людей. Но в то же время матрица, в которой сейчас мы живем, она сформирована не в России. И в эту матрицу уже заложено совершенно другое отношение к слову. В постмодернистском обществе само понятие «истина» отсутствует. Оно там ничего не значит. Для Хантингтона и других американских социологов истина лишь то, что ты придумал и сам исповедуешь, и на тебе лежит ответственность обосновать и доказать ее, заставить других поверить в ее истинность. Всё! Для них истина - это то, во что поверит как можно больше людей. И ничего иного. Это ситуация игры…

Слово сейчас так легко и так безответственно произнести! Раньше разве что на заборах писали такие вот безответственные слова. Сейчас возможности совершенно другие. Сегодня поставщиком информации стали уже не традиционные электронные СМИ, и даже не новостные интернет-агентства типа «Медузы». Нет! Когда информация попадает в социальную сеть, то сразу идут на нее десятки и сотни комментариев. Сейчас не столь важна сама информация, сколько важна реакция на нее. Информация лишь повод возбудить определенных людей, заставить их высказаться. Это теперь доступно каждому. И у большинства молодых людей чувство ответственности за сказанные слова отсутствует. При этом мы наблюдаем вопиющую безграмотность, даже элементарные знания грамматики и пунктуации отсутствуют… А устная речь! Нормальный диалог уже редко услышишь. Забыто, что когда-то была у нас высокая риторика. К этому мы должны возвращаться, в школах и институтах искусство риторики, да просто умение вести диалог надо заново «проходить»! Интернет все это забрал... Зато мы ставим лайки… Когда пишешь и, чтобы эмоцию свою выразить, ищешь нужные смайлики, используешь три-четыре картинки с рожицами, мордочками, чтобы оттенки смысла уложить в эти несколько простеньких схем. Иногда скачиваешь дополнительные рисуночки, чтобы выразить себя с помощью еще двух-трех стандартных символов… У нас безсловесное общество складывается, поколение с клиповым сознанием.

В этой ситуации роль журналиста как медиатора обсуждения становится исключительно важной. Настоящий журналист информацию пропускает через сердце… А вот в Южной Корее половина новостей готовится роботами, и справляются роботы с этим вроде бы неплохо.
В Японии тоже уже роботы новости составляют. Через десять лет это может быть везде так. Так что же, журналистика уйдет? Нет! Журналистика - это совершенно другое. Наверное, машина лучше людей научится штамповать новости. Но журналиста отличают его личный совестный, нравственный долг, стремление к правде, честность. И при таком отношении фейк воспринимается уже как грех. Но все это возможно лишь при нравственном восприятии профессии журналиста. Нравственная основа журналистской работы должна нас всех объединять. Мы все, здесь собравшиеся, и журналисты, и ученые, и представители Церкви, мы на одной стороне. Потому что на другой стороне - «грядущий хам». На другой стороне - абсолютное безмолвие культуры. Инстинкт, рационализм и… клик в компьютере! Который объединяет всё остальное.

Подготовил Антон Жоголев

73977839

  • Комментарии не найдены

Архив новостей гимназии

Посетите наши сайты!

00000022
12144logo
palomnik
552221000

elitanacii

Достижения

55555010114

НФ "ДЕОЦ"

99989898744

Кто на сайте

Сейчас 114 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

made by KwebeK